Цинотиляпия рифа галлирея

То, что эта необычайно привлекательная рыбка теперь есть и в России, я впервые узнал из Интернета. Там же впервые увидел и ее фотографии. Увидел — и сразу понял, что хочу такую цихлиду в свою домашнюю коллекцию малавийцев. Правда, немного смущало родовое имя красавицы — цинотиляпия (Cynotilapia).
В свое время мне доводилось сталкиваться с ее близкой родственницей, да, впрочем, не мне одному: цинотиляпия афра (Cynotilapia afra) — так звали представителя этого рода, встречавшегося когда-то у любителей малавийских цихлид. И надо сказать, он обладал прескверным нравом, выражавшимся в избыточной агрессивности по отношению как к представителям своего вида, так и к другим обитателям аквариума…

Цинотиляпия рифа галлирея

И все-таки слишком притягательным казался наряд новичков — нежно-голубой, с вертикальными темными полосками, очень, кстати, похожий на колер моих прежних задиристых питомцев. С другой стороны, яркая, почти самцовая, окраска самок, выгодно отличала их от буровато-серых самок «афр». Даже малек, и тот был красив. Все это побудило пуститься на поиски вида. Не скажу, что предложений было в изобилии, но некоторое время спустя я все же стал обладателем искомых рыб. И с удовольствием увлекся процессом их изучения и выращивания. Забегая вперед, отмечу, что особых сложностей в содержании новые питомцы не создали и радуют меня уже не один год.

Этот вид относится к числу еще не описанных (что для малавийцев не редкость), поэтому ему остается пока довольствоваться припиской «species» или «sp.» в дополнение к родовому названию. А для уточнения обозначения вида, чтобы не возникало путаницы, первооткрыватели обычно указывают место вылова рыб. Все это, наряду с детальным описанием абриса, подсчетом чешуй в боковой линии, жестких и мягких лучей в плавниках, изучением строения челюстного аппарата, костей головы и корпуса и прочих индивидуальных особенностей, отличающих этот вид от прочих, должно помочь в дальнейшем определить таксономический статус рыб. В том числе установить наличие естественной популяции, чтобы исключить описание случайно выловленного и размноженного в неволе привлекательного природного гибрида.

Цинотиляпия рифа галлирея самка

Бесплодность, присущая многим «метисам», малавийским «крестам» не свойственна, и случайно гибридное потомство может быть принято (при несоблюдении проверочных условий) за новый вид, продукт естественной эволюции. Поэтому указание места вылова рыб — весьма ценное дополнение. Не исключение и наш случай. Причем с названием места вылова получилась небольшая неразбериха. Место на побережье -там, где находится риф, являющийся местообитанием данного вида цинотиляпий, называется Хара. Это небольшая деревушка на северо-западе озера Малави. А сам риф носит название Галлирея и располагается на значительном удалении от берега. Поэтому некоторое время названия Cynotilapia sp.«Hara» и Cynotilapia sp.«Gallireya Reef» конкурировали, а потом слились в одно Cynotilapia sp.«Hara Gallireya Reef». Несмотря на это объединение, единого мнения до конца выработано не было. Так, в нашей стране успешно прижилось название C.sp.«Gallireya Reef», a C.sp.«Hara Gallireya Reef» считается синонимом. В то же время на англоязычных сайтах большей популярностью пользуется второй вариант.

Но и это еще не все. Недобрую шутку с именованием рыб сыграло фонетическое сходство названия рифа со всем известным словом «галерея». Хотя на самом деле никакой связи с архитектурным термином в данном случае не наблюдается.
Согласно наиболее распространенной версии, этимологически оно завязано на диалект одного из племен, обитающего на территории государства Малави, и в вольном переводе толкуется как «далекий от берега». Однако вернемся к рыбам. Приобретенные мною малечки были сначала размещены в небольшом карантинном выростнике, лишенном каких-либо декораций, а потом — месяца через два — переведены в больший оформленный аквариум вместимостью около 300 л.

Цинотиляпия рифа галлирея фото

Давайте вкратце остановимся на дизайне емкости и соседях, с которыми можно содержать этих рыб. В природе они обитают на рифе, имеющем, по свидетельству Эда Кёнингса, вулканическое происхождение и представляющем застывшую лаву. Отсюда следует, что максимально «биотопно» в аквариуме будут смотреться куски различных пористых пород, являющихся продуктами извержений — в частности, туфа. На крайний случай возможно и создание пейзажа из материалов осадочного происхождения: песчаника либо ракушечника. Те, для кого естественные декорации в аквариуме — вещь не принципиальная, могут использовать при оформлении различные синтетические аналоги для строительства водного рокария. А если воссоздание биотопа вообще не входит в творческие планы аквариумиста, он волен в полную силу проявить свою дизайнерскую фантазию и сделать внутреннее убранство домашнего водоема в произвольном стиле: от кораллового псевдоморя до некоего пейзажа с пластиковыми растениями.

Живая флора в сосуде с цинотиляпиями будет смотреться несколько странно, но для тех, кто не приемлет аквариум без подводного сада, но в то же время любит малавийцев, скажу: есть успешный опыт их содержания, в том числе и группы Мбуна, с живыми растениями. Только следует помнить, что в природе значительную часть рациона этих рыб, кроме зоопланктона, составляют растительные компоненты — в основном различные водоросли, которые малавийцы обдирают с камней. В этом-то, напомню, и кроются корни названия группы: в переводе Мбуна означает «рыба, бьющаяся о скалы». В общем, как поведут себя цихлиды по отношению к водной флоре, предсказать трудно. Этот эксперимент рыбовод может ставить только на свой страх и риск.

В моем случае цинотиляпий не привлекали криптокорины и жестколистные эхинодорусы (различные виды, все высажены в горшки), а вот у анубиасов они с удовольствием откусывали молодые листочки (не помогала даже диета на кормах со спируллиной), чем доводили растение до плачевного состояния и лишали аранжировку гармонии. Какие же соседи подойдут для совместного проживания с «Gallireya Reef»? Спектр видов значителен. Прежде всего, сюда входят большинство малавийцев. Причем не важно, будут это представители Мбуны или другой большой группы — Утака. Нет табу на подселение (конечно, при наличии соответствующего пространства) средних и крупных радужниц, массивных барбусов, боций, лабео и пр. Главное, чтобы компаньоны цинотеляпий были подвижны, средне-агрессивны, ну и разве что еще лишены излишней вычурности плавников.

Цинотиляпия рифа галлирея мальки

Условия содержания и в карантинной емкости, и в выростном аквариуме были схожи. Жесткость воды примерно 12°рН 7,2-8,2, (ни тот, ни другой параметры регулярно не измерялись), Т=25-28 °С, непрерывные аэрация и фильтрация воды. Особых проблем, повторюсь, рыбки не доставляли ни в отношении требований к гидрохимии, ни в части кормления и полностью укладывались в обычный малавийский «набор» необходимого оптимума… Питались они с удовольствием. Заботиться приходилось лишь о своевременном укрупнении фракции кормов по мере роста рыб. А так — все те же широко известные хлопья, чипсы и гранулы, зарекомендовали себя и здесь с самой хорошей стороны.
Некоторое время я экспериментировал со смесями, отличающимися повышенным содержанием спируллины, но потом понял, что для рыб этот фактор не является определяющим.

Цинотиляпии отлично развивались даже при однократной ежедневной трапезе и в положенный срок достигли репродуктивного возраста. Созревают представители вида к году, как и большинство цихлид, относящихся к группе Мбуна. К моменту «совершеннолетия» стабилизируется окраска доминантных самцов: она уже не «сбрасывается» рыбами при стрессе, вызванном, скажем, проигранным боем с конкурентом или неблагоприятными факторами.
Примерно в 7-8 месяцев лидеры группы пытаются «приватизировать» территории. Те, кому это удается, обретают тот самый красивый полосато-голубой рисунок. Менее удачливые особи, включая самок, остаются синевато-голубыми и без вертикальных полос.

Женские особи (они, кстати, мельче) остаются в таком наряде «де факто» всю жизнь, и только получив свободу от прессинга лидера проявляют окраску в полном объеме. Лишь тогда становится ясно, что «дамы» «Gallireya Reef» окрашены лишь чуть менее ярко, чем «кавалеры». Иногда доминирующая самка становится на более высокое место во внутренней иерархии группы и, естественно, интенсивно окрашивается. Часто это происходит за счет образования псевдопары с самцом-лидером. Облик такой особи, даже инкубирующей икру, что делает ее априори более уязвимой, отличается ярким, почти самцовым видом, ну, может быть, слегка потемнее.

Пока подрастали мои цинотиляпии, я пытался определить, кто есть кто, но каких-либо значимых половых различий так и не заметил. Конечно, несколько экземпляров были массивнее и ярче остальных. Но в целом основная группа выглядела почти мономорфной. Однако пара крупных особей к моменту созревания обзавелась очень длинными брюшными плавниками, почти доходящими до анального. И я уж было подумал, что нашел надежный признак диморфизма, но другие внушительные экземпляры тоже оказались самцами, причем впоследствии стали доминирующими, в отличие от «длинноплавничных». И вот незадача: брюшные плавники у них были самыми обыкновенными.

Вскоре произошли первые нересты. Наблюдая за носящими икру самками, я для себя выделил только одно явное различие. Все особи женского пола имели мелкие пятна-релизеры. Говоря о них во множественном числе, могу сказать, что их было не более, чем по два — невзрачных, как бы недоразвитых, бледно-желтых пятнышка. У многих, в том числе и у некоторых крупных самок, оно и вовсе было единственным. К слову, одного из «однопятнистых» я долгое время считал самцом, пока не обнаружил «его» с полным ртом икры. У представителей сильного пола релизеры крупные, сочные. Число их также невелико, но они яркие и заметные. В качестве дополнительного отличия можно отметить удлиненные концы спинного и анального плавников, ну и, конечно, то, что самцы все же массивнее.

Инкубация икры, как и у подавляющего большинства малавийцев, длится около 20 дней. За это время самка существенно худеет, так как ничем не питается. Если аквариумист имеет возможность искусственной инкубации, то это, во-первых, позволит сохранить в более кондиционном виде самку, а во-вторых, сберечь потомство от разных житейских случайностей.
Если икру отбирать в первые шесть дней, то для успешности выхаживания необходим специальный инкубатор, принцип действия которого прост и состоит в несильном перемешивании икринок током воды. Но сооружение такого агрегата требует специальных навыков и знаний. Плюс ко всему инкубатор нужно ежедневно контролировать — следить за параметрами воды, выбраковывать погибшие икринки.

На более поздних сроках, когда у самки отбирают уже личинок, подойдет небольшой отсадник с точкой аэрации, что значительно проще. К тому же при «отложенном по времени» отборе потомства отход значительно меньше.
После рассасывания желточного мешка сероватые мальки с неброским голубоватым отливом начинают питаться мелким планктоном вроде науплиусов артемии и циклопа или порошковидными кормами для молоди цихлид. Как вариант, сгодится та же артемия в декапсули-рованном виде. За неимением лучшего подойдут любой соразмерный мелкий зоопланктон, растертые в пыль хлопья или гранулы для взрослых рыб. Ну это, как говорится, крайности.
Мальки прожорливы и на полноценном рационе довольно быстро растут. Уже при сантиметровой длине у них проявляется полосатость — пока не такая контрастная и яркая, как у взрослых рыб, но все же заметная.

Ни для кого, наверное, не секрет, что в любых полосатиках ценятся только особи с ровными, симметрично расположенными и не перекрещивающимися полосами. Плюс ко всему в идеале число их должно соответствовать характерному для вида, а не быть, допустим, наполовину меньше. Каждый аквариумист сам принимает решение, проводить или нет то, что на рыбоводном языке называется «выбраковкой», и если да, то как именно. Но если все же применять столь малоприятную процедуру, то лучше на ранних стадиях. В данном случае это вполне возможно, поскольку уже при длине 1-2 см можно понять, каким рисунком наделен подросток. Впрочем, исходя из своего опыта, могу заверить, что у цинотиляпий «Gallireya Reef» (в силу, наверное, свежести крови) брака в окраске практически не бывает.
В заключение хочется отметить, что эти цинотиляпии не только выгодно отличаются от своих сородичей «афр» миролюбием, но и более привлекательны хотя бы уже потому, что броским нарядом обладают не только самцы, но и самки и молодь. Все это предрекает рыбкам большое будущее в отечественной аквариумистике.

Добавить комментарий